Житель Вяземского района пытался «отмазать» друга-убийцу

Анатолий Гапеенко
Тот, расправившись со старушкой, пытался скрыть следы с помощью огня

В апреле 2015-го «Реадовка.ру» писала о страшном случаеСмолянин хотел «списать» убийство на пожарДушегуба задержали по «горячим» следам в деревне Новое Левково, что в Вяземском районе. Жертвой ранее судимого за кражу стала 69-летняя женщина.

А теперь следком завел новое уголовное дело, связанное с этой же историей. Знакомого убийцы, бывшего свидетелем на суде, подозревают в заведомо ложных показаниях.

Сыщики уверены, что дав на допросе изобличающие преступника показания, уже в ходе судебного разбирательства вязьмич отказался от своих слов и солгал. По приговору убийца получил 11,5 лет неволи в колонии строгого режима.

Свидетель, который в момент совершения убийства ждал своего приятеля около дома жертвы, видел, как тот выбрасывал орудие преступления — утюг. Узнав о совершенном убийстве, «товарищ» решил поспособствовать освобождению своего знакомого от заслуженного наказания.

Но суд этот обман раскусил. Сейчас следователи продолжают работать над новым уголовным делом.

Использованы материалы следующих авторов:

Первоисточник материала: http://smolensk.sledcom.ru/news/item/1150354/

Соцсети и мессенджеры должны стать носителями духовности

Игорь Владимиров

До людей сейчас проще достучаться через интернет, чем через «плакаты на стенах», считает глава Росмолодежи.
Глава Федерального агентства по делам молодёжи Александр Бугаев предложил для «укрепления скреп» использовать интернет. Мол, распространение духовных ценностей в оффлайне устарело, и требуется смена формата. Можно о чём-то «добром, хорошем, ценном» развесить плакаты на стенах (что сейчас зачастую и делается), но такой канал передачи информации уже не работает, считает чиновник.— Намного эффективнее будет, если мы об этом хорошем, добром и ценном ра

...

Он просто очень хочет домой

Евген Гаврилов

70-летний мужчина, живущий на остановке в центре Смоленска, мечтает исполнить последнюю просьбу матери.
По беспристрастно-суровой букве закона определение одно, все они — бомжи. Бродяги, у каждого из которых своя история. От них не разносится шлейфом амбре из алкогольного перегара и дешевого табака, а в ясных глазах читается скорее горькая усмешка — мол, ну что, братец, решил послушать, что я тебе тут расскажу? И рассказывают, коли найдется собеседник. Вот только давить на жалость в своих речах Валерий Павлович Кулинич, как и многие другие бродяги, не намерен. Он просто беседу

...


наверх